Семья

Ярослав Шкоп

К трактату «Введение в оптиматику»

Антикризисное эссе или опыт рассуждений о семье, обществе и государстве в лихие времена

Семья. Трудно найти более понятное слово и более близкое понятие для любого человека, даже для того, кто, по тем или иным причинам, живет вне семьи. Так стоит ли снова возвращаться к этому понятию, тем более в столь общей постановке?

Мне думается, стоит. Именно сейчас и именно в нашей стране стоит попытаться понять что для нас семья сейчас, в наше непростое время.

Во всяком случае, мой уважаемый читатель, предлагаю не спеша поразмышлять на эту тему и для начала попытаться ответить на вопрос: так ли уж необходимо человеку - такому исключительному созданию и, вероятнее всего, единственному разумному существу на Земле - так ли необходимо ему жить вместе с другими людьми? Почему не может он гордо и красиво пожить в свое удовольствие, вместо того, чтобы все время считаться с окружающими, учитывать их интересы, соизмерять свои желания, наконец, терпеть рядом с собой пьяницу мужа или сварливую жену?

Самый скорый ответ очевиден: да потому, что человек двуполый и для продолжения рода (а эта задача изначальна и не обсуждается, хотя по рассуждать на эту тему соблазнительно) ему необходим (по крайней мере, до наступления эры клонирования) контакт с таким же человеком, но противоположного пола.

Прекрасно! А как же свободная любовь? Зачали ребенка ко всеобщему удовольствию и разошлись. Зачем эти узы?

Ответ тоже очевиден: биология вида. Во-первых, о беременной, прошу прощения, самке Homo sapiens кто-то должен заботиться в период пока она носит плод. Уже к седьмому месяцу женщина в положении практически не в состоянии выполнять норму по укладке рельсов и за компьютером ей сидеть тоже не рекомендуется. Правда, в доисторические времена женщина в интересном положении в плане средств к существованию была более независима, то-есть могла собирать корешки вплоть до самых родов. А сейчас ведь и места для сбора корешков не найдешь, разве что на газонах, но там - экология. Зато сейчас значительно сократилось количество тигров на душу населения. А нашим прародительницам с семи- восьмимесячным ребеночком в животе убежать от тигра было затруднительно.

Таким образом, приходится констатировать, что во все времена о женщине, собирающейся выполнить великую миссию продолжения рода человеческого кто-то должен заботиться.

Далее, снова биология вида ставит свои условия. Родившийся человеческий детеныш абсолютно беспомощен в течение, по меньшей мере, двух лет ( в наше время процветающего инфантилизма этот период иногда увеличивается до 20 - 30 лет). Значит, опять кто-то должен позаботиться и о ребенке.

Кто же он этот таинственный «кто-то»? Да, конечно, те же самые человеки - больше некому - те же самые люди объединяются друг с другом, стихийно создавая сообщества, задачей которых и является обеспечение наилучших условий для процветания вида разумных существ.

В доисторические времена с этой задачей могла справиться только родовая община. Столько было всяких опасностей вокруг и так мало еще умел человек, что можно было выжить только сообща, разделив между членами общины функции добычи пищи, защиты, выращивания детей.

Так и жил бы человек, не зная печали, по законам первобытного коммунизма, если бы не сверхзадача, возложенная на него природой (природой? Богом? Кем еще? - об этом тоже следовало бы поразмыслить, но не здесь и не сейчас, дабы не потерять нить разговора). Для наших теперешних размышлений важно, что одаренное разумом двуногое, прямоходящее (довольно нелепое с точки зрения старожилов планеты, например, тех же крокодилов) существо обречено было на бесконечный поиск ответов на им самим же поставленные вопросы и постоянное созидание чего-то нового. Помните эту цепочку: палка - камень - сеть - соха - колесо - швейная машинка «Зингер» - паровоз - электроутюг - интернет . . . ? Уже в начале этой цепочки, внедренные в практику изобретения, позволили нашим пращурам, поднакопив богатства и завоевав рабов, выйти из родовой общины и создать патриархальную семью. С тех пор семья берет на себя ответственность за то, чтобы род человеческий не зачах. И с тех самых пор по сию пору семья является не чем иным как оптимальной формой существования вида H. Sapiens,

Семейный уклад оказался самым подходящим для биологии вида. В большой патриархальной семье просто решались самые сложные вопросы. Когда в семье появлялись дети, заботы о них брали на себя бабушки и дедушки, в то время как молодые родители, находящиеся в расцвете трудоспособного возраста, добывали для семьи средства к существованию. Бабушки и дедушки, которые уже вышли из трудоспособного возраста, и которых жизнь многому научила, передавали внукам эту жизненную премудрость. Так передавались от поколения к поколению народные традиции, комплекс моральных ценностей, так закреплялись в сознании человека три самых главных понятия о Вере, Надежде и Любви.

Конечно, эта идиллическая картина существовала только как среднестатистический вариант. На самом деле, как справедливо заметил классик: «Каждая несчастливая семья несчастлива по своему». Многое из того, что характерно для патриархальной семьи сейчас кажется диким (тот же домострой, домашнее насилие и пр.), хотя это не означает, что современная семья освободилась от этих пережитков. Тем не менее, на протяжении всей истории человечества семья, как форма существования вида, в целом справлялась со своей задачей, благодаря чему вид пока (!) процветает на планете.

Правда, в лихие времена, а было их предостаточно и в истории человечества и в истории каждого народа, одна семья в одиночку не могла выполнить свою главную задачу. Тогда семьи объединялись, чтобы общими усилиями добывать хлеб насущный или дать отпор общему врагу. Конечно, о возврате к родовой общине не могло быть и речи - уж очень далеко ушел человек от идеалов пещерного коммунизма.

Появилась община нового типа - с общим владением средствами производства, полным или частичным самоуправлением. Но роль семьи при этом нисколько не уменьшилась. Наоборот, эти две формы объединения людей прекрасно дополняли друг друга.

Новой общине предстояло сыграть большую роль в истории. Создатель общинной теории немецкий историк Г. Маурер считал общину - марку исходным пунктом всего строя западно-европейского средневековья с его зарождающейся новой государственностью.

В ключе нашего разговора государство можно определить как инструмент, создаваемый обществом для регулирования междусемейных отношений. Действительно, семья ведь не может жить изолировано, ей просто необходимо вступать во взаимоотношения с другими семьями. И эти отношения нужно регламентировать. Как рассудить Монтекки и Капулетти, как приструнить большую семью, которая не хочет считаться ни с чем, кроме своего дела (они называют это «коза ностра»), как помочь семье Рокфеллеров, чтобы она не обеднела или как уберечь семью Романовых от всяких декабристов, террористов-бомбистов. Тысячи подобных вопросов вставали в разные времена перед разными государствами и они с большим или меньшим успехом их решали.

А успех решения острых проблем для государства определялся в конечном результате только одним критерием: на пользу это решение среднестатистической семье или нет.

Менялись времена и производственные отношения изменялась и семья. Индустриализация разрушила непосредственную связь семьи с производством, упразднив домашний промысел и оставив в ее ведении только организацию быта. Прогресс обновляет семью, превращая ее в морально-правовой союз мужчины и женщины. Параллельно развивается и другая тенденция - деградация семьи.

Эта тенденция чревата развитием двух процессов губительных для рода человеческого - во-первых: постоянное увеличение количества обездоленных людей, нуждающихся в помощи, и, во-вторых, снижение уровня нравственности.

Поскольку развитие этих процессов несовместимо с выполнением задачи, возложенной на вид H.sapiens, и ставит под сомнение целесообразность его сохранения, человеческое общество пытается их нейтрализовать. Пути известны. На увеличение количества людей, которые испытывают недостаток средств к существованию (это прежде всего старики и дети), государство реагирует увеличением расходов на социальные нужды. Государство, которое не может себе этого позволить или просто игнорирует эту проблему - обречено. Рано или поздно эта государственная машина сломается. Развитые государства вынуждены все больше и больше средств вкладывать в социальную сферу. Эффект от этого благого дела парадоксален (правда, только на первый взгляд). Увеличение размеров пенсий, пособий одиноким матерям, государственное призрение брошенных родителями детей и т. д. никак не содействует укреплению семьи, а, наоборот, способствует созданию иллюзии возможности успешного существования вне семьи, а также развитию иждивенческих тенденций в обществе. Прошу отметить это обстоятельство, так как оно связано со вторым негативным процессом, о котором речь пойдет ниже. То-есть, увеличение социальных выплат объективно ведет к усилению деградации семьи и тем самым к необходимости нового увеличения выплат.

Я надеюсь, мой дорогой читатель, Вы правильно меня поняли - я не выступаю за отмену пенсий или пособий на детей (чур меня!). Я просто констатирую, что современная социальная политика заводит нас в тупик, вернее в замкнутый круг, где с каждым новым витком расходы увеличиваются, а эффект снижается. К решению вопроса о том, как выйти из этого круга мы с Вами подойдем чуть позже.

Обратимся ко второму негативному процессу, связанному с деградацией семьи - снижению уровня нравственности. Современное общество видит только один путь нейтрализации этого процесса - развитие культуры и образования. Опыт развития культуры в ХХ веке, по моему, убедительно показал неспособность официальной культуры восполнить нравственные потери, напрямую связанные с теми изменениями, которые произошли в семье.

Вся «массовая культура» - крупнейшее достижение ХХ века в этой области, со всей своей информационной мощью, со всем своим телепопрокинтернетом не в состоянии заменить одной-единственной бабушки, рассказывающей внукам сказки, или одного-единственного дедушки, который мастерит с внуком скворечник.

Вообще, я убежден, что основное противоречие нашего мира в несоответствии темпов технического прогресса и духовного развития человека. С одной стороны, не меряно возросшее техническое могущество, так, что один человек в состоянии нарушить равновесие целого мира, и, с другой стороны, то же бессилие в поисках смысла жизни, в попытках обуздания низменных страстей, приближения к духовным идеалам, что и на заре цивилизации. Скорее всего, и того хуже, потому что современная культура и образование с их меркантильностью и прагматизмом не только не приближают человека к вечным истинам, но способствуют созданию ложных идеалов.

А истинные идеалы - вот они, рядом! Все так просто (может быть для кого-то слишком просто) и не нужно мудрствовать лукаво. Все мы в глубине души понимаем, что духовные идеалы человека - в любви и добре. Именно они лежат в основе процветания вида разумных существ и это отличает вид H.sapiens от неразумных видов живого, для которых жизнь - борьба.

Последние несколько сентенций я позволил себе высказать, чтобы подчеркнуть неготовность современного общества и его государственной машины к решению вопросов предотвращения деградации семьи.

Ну, а как Россия с ее «особым путем в истории»? Некоторые черты патриархальной семьи сохранились в России до начала ХХ века. Разрушив все, что составляло основу старой семьи, включая религиозную составляющую, социализм ничего радикального для укрепления семьи не сделал. Было много красивых слов, толстых диссертаций и рекомендаций, но все это так на словах и осталось.

И вот Россия снова вступила в эпоху перемен. Кому больше всего досталось? Конечно, простой семье. Столько всего обрушилось на наши семьи, что сразу и названий не подберешь. А когда подобрали слова, стало, вроде, полегче. Газеты, радио, ТВ так укатали эти слова (знаете, как море гальку), что оно вроде уже и не страшно. Так, перекатывается, шурша: без-ра-бо-ти-ца-нар-ко-ти-ки-не-пла-те-жи ... Одно дело когда красивая дикторша из ящика произносит: «Безработица в Тьмутараканском районе достигла уровня 42.2%». И совсем другое, когда в семье отец и мать сидят без работы и смотрят на своих голодных детей. Или другое слово - неплатежи - специфическое российское понятие. Вот уж действительно, никто не скажет, что у России не особый путь! Это Вам не безработица! Это когда родители «вкалывают», а в семье все равно есть нечего.

Появились и другие красивые слова. Например, «перемещенные лица». На самом деле никакие это не лица, а несчастные семьи, у которых нет ни-че-го кроме кучи детишек. Вот еще красивое выражение:»военнослужащие, увольняемые в запас». На простом языке это означает: здоровый мужик полный сил и энергии, на «ты» с ТТ и АК (!), но без работы, с семьей, но без дома.

Так что и Россия не дает повода для оптимизма в части перспектив укрепления семейного начала. Скорее наоборот. И, если мы признаем особую роль семьи в сохранении рода человеческого, то вынуждены будем признать, что перспективы у этого рода довольно мрачные.

Что же дальше?

А дальше возможны, на мой взгляд, два, как сейчас говорят, сценария развития событий. Первый - традиционный - через укрепление семьи. Приходится признать, что готовых рецептов у общества на этот счет нет. Стенаний, плача по поводу бедственного положения семьи сколько угодно, а реальные программы системного уровня отсутствуют. Поэтому развитие, скорее всего, пойдет по второму сценарию, вытекающему из техногенной (не духовной) сущности прогресса.

Что это значит? Это значит, что на фоне усиления деградации семьи и развития тех двух негативных процессов, о которых мы с Вами говорили выше, будут лихорадочным темпом развиваться исследования по созданию новых форм существования и сохранения вида.

Самыми перспективными направлениями этих исследований, по-видимому, являются пресловутое клонирование и создание, так называемого, «е-человека». Можно до хрипоты спорить об этических проблемах прогресса, но сам прогресс не остановить и набранную им инерцию техногенного характера не переломить. Возможно, это именно то направление прогресса, которое приведет в перспективе к сохранению и расцвету вида. Беда в другом. Неизвестно чем закончится эта гонка - успеют ли ученые найти способ сохранения и развития самого ценного в человеке - его духовной сущности, или возобладают тенденции деградации, так что нечего будет и сохранять?

Вот я и подошел к тому, ради чего затеял эту писанину, изобилующую (признаю) и общими местами и тривиальными истинами.

Благодарю Вас, мой терпеливый читатель, за то, что Вы не отложили чтение раньше, решив, наверное, в конце концов понять: чего же хочет автор? А автор хочет одного: изложив свои идеи относительно возможности преодоления кризиса в развитии общества, обрести единомышленников.

Конечно, речь пойдет о России. О той самой «отдельно взятой стране, в которой когда-то тяп - ляп - построили социализм и которая сейчас вполне может вступить на бескризисный путь развития, но только, упаси бог, не революционный, а, скорее, наоборот.

Этот путь - возврат к крепкой семье и общине. Да - да, к общине. А что делать? Нужно объединяться, чтобы преодолеть невзгоды.

Разумеется, речь не идет о той общине, что существовала в России до конца Х1Х века. Это должна быть община с новым юридическим лицом, а главное, на новом, современном социально-производственном уровне. Эта община должна вернуть в семью производство - только на этой основе, по моему убеждению, возможно с и с т е м н о е развитие з а щ и щ е н н о г о малого предпринимательства. И поможет в этом научно - технический прогресс. Тот самый, который в свое время, оторвал производство от семьи, положив начало ее деградации, и, который теперь может отдать долг, вооружив семейные общины высокоэффективными, экологически безопасными мини технологиями.

Особенно велики, в этом отношении, возможности в России. Дело в том, что советские ученые, в отличие от ученых других стран, могли себе позволить удовлетворять собственное любопытство за государственный счет. Это обстоятельство, наряду с рядом других особенностей советской науки привело к тому, что в России был накоплен огромный невостребованный до сих пор интеллектуальный капитал. Подобно скифским курганам, могильники этого капитала разбросаны по всей стране, а то, что в них содержится все еще дороже всего золота скифов. В первые годы перестройки большое развитие получило интеллектуальное мародерство. Кое-что, по-видимому, удалось вывезти. Но кое-что осталось и этого «кое-что» достаточно, чтобы оснастить малое предпринимательство технологиями, обеспечивающими очень высокую скорость оборота средств.

Итак, вот два компонента: объединение семей в некий производственно - социальный комплекс - аналог общины - и возвращение производства в семью на базе высоких мини технологий. Если к ним добавить третий - всестороннюю защиту предпринимателя и его семьи, то получится система, дающая возможность любой семье построить для себя достойную жизнь. И вот тогда эта семья на своих плечах вытащит из любого кризиса любую страну.