Ресурсы

Ресурсы планеты неисчерпаемы. Системный взгляд на проблему.

 

 

Энергия, продукты питания и труд – ресурсная триада, определяющая социально-экономическую ситуацию современного общества. При этом, если первые два ресурса мы привычно записываем в разряд дефицита (ещё бы: миллиард (!) людей на планете голодает, а большая часть энергии добывается варварским способом, отравляющим атмосферу), то третий – трудовой ресурс – всё время, почему-то, оказывается в избытке (есть страны, где безработица среди трудоспособного населения превышает 80%). Этот парадокс можно объяснить только одним – отсутствием системного подхода к проблеме ресурсов (как, впрочем, и к большинству других проблем). И дело не в недомыслии корифеев от экономики и правительств (все всё прекрасно понимают) дело в том, что такие перекосы очень выгодны определенному и весьма значительному кругу людей, живущих, между прочим, на той же планете, то есть, не пришельцев каких-нибудь.

Вот свежий пример. Только протрубили победу над энергетическим кризисом под лозунгом: «даёшь биотопливо!», как выяснилось, что это прямо приводит к дефициту продуктов питания и их удорожанию. Сахарный тростник, кукуруза и даже пшеница пошли на этанол, рапс и соя – на биодизель. И это при том, что в мире и так уже каждый шестой голодает!

Приходится отказываться от производства биотоплива из энергетических растений первого поколения, то есть растений, имеющих пищевое назначение. Начались поиски других источников биоэнергии, не имеющих пищевого значения. В разных странах открылись исследовательские программы по энергетическим организмам второго поколения. Но тут, вдруг, цена на нефть упала и крупнотоннажное производство биотоплива стало невыгодным, исследовательские программы правительственные и частные стали закрываться.

Цена на нефть в условиях глобальной экономики один из критичных и очень неустойчивых показателей - то где-то избрали не того президента, то какой-то хакер ограбил крупный банк (или это не хакер был, а сам банкир?), то тайфун в Мексиканском заливе – цена на нефть реагирует очень быстро и нервно. В результате программы по биотопливу то открываются, то закрываются.

Так будет продолжаться до тех пор, пока проблема не будет решаться как системная: не отдельно - продовольствие, энергия, трудовые ресурсы, а только в единой системе (куда естественно войдёт и экология). Для того чтобы выявить факторы, лимитирующие решение проблемы, необходимо ответить на ряд вопросов.

Прежде всего, нужно знать достаточно ли биоресурсов второго поколения для того, чтобы сколь- нибудь значительно сократить использование ископаемого углеводородного топлива?

Рассмотрим две главные статьи расхода энергоресурсов: производство электроэнергии и транспорт.

Возобновляемые ресурсы второго рода: отходы лесопереработки, торф (только ежегодный прирост), навоз (через биогаз), солома (через газификацию) могут дать ок. 43 ЭДж электроэнергии. * (Один ЭДж (ЭксаДжоуль) равен десяти в восемнадцатой степени джоулей. Здесь и далее различные топливно-энергетические показатели пересчитаны в ЭДж по коэффициентам, утверждённым постановлением Госкомстата №46 от 23 июня 1999 г.) Если к этому добавить потенциальный ресурс мискантуса (слоновьей травы (Miscanthus giganteus), выращиваемого на площади 200 млн. га ** (Это ок. 20% мирового резерва пахотно пригодных земель, который сейчас по самой скромной оценке составляет 1 млрд. гектар), то можно получить в сумме ок.105 ЭДж электроэнергии.

 

Сейчас уровень потребления электроэнергии в мире приближается к отметке 200 ЭДж, в том числе за счёт сжигания ископаемого топлива ок.134 ЭДж. Таким образом, потенциал биоэнергоресурсов второго поколения позволяет сократить почти на 80% использование ископаемого топлива, а, главное, полностью исключить сжигание нефтепродуктов для производства электроэнергии.

Как обстоят дела с транспортом?

Сейчас мировое потребление нефтепродуктов на транспортные нужды составляет ок. 122ЭДж. Если использовать ещё 40% мирового резерва земли для выращивания двух культур: топинамбура в качестве сырья для производства биоэтанола, и ятрофы(Jatropha) – сырья для получения биодизеля, то можно получить транспортное топливо эквивалентом ок. 50 ЭДж, сократив на 40% использование ископаемых углеводородов на транспорт.

Таким образом, потенциал биоэнергоресурсов второго рода, наряду с решением важнейшей экологической проблемы, позволяет вернуться к производству продовольствия из кукурузы, пшеницы, сахарного тростника, сои, рапса и пр.

Однако, одного только возврата возделывания традиционных продовольственных культур по их прямому назначению уже недостаточно для коренного изменения продовольственной ситуации в мире. Дополнительные возможности связаны с технологией биоконверсии отходов животноводства и растениеводства в биогаз, позволяющей, наряду с энергоносителем получить ещё один весьма важный продукт – высокоэффективное, экологически безопасное органическое удобрение. Это удобрение обеспечивает увеличение урожайности различных культур не менее, чем в 2 раза, повышая, при этом, устойчивость растений к неблагоприятным воздействиям среды, особенно к засухе. Переработка одного только навоза, помимо 12 ЭДж электроэнергии, позволит получить 14 млрд. тонн этого ценнейшего удобрения. По самым скромным подсчётам применение удобрения увеличит производство продовольствия в мире на 50%.

И, наконец, ещё один неиспользуемый резерв увеличения производства продовольствия – расширение Мирового Пищевого Ресурса (МПР). Сейчас МПР представлен весьма ограниченным набором культур растений и других организмов, производимых или добываемых в крупнотоннажном масштабе. Большое количество очень ценных источников пищи используется в ограниченных местных масштабах и огромная часть биопотенциала планеты (особенно океана) практически не используется человеком. В качестве примера можно привести две уникальные по своей эффективности культуры растений известные человеку с древних времён: топинамбур и амарант. О них много говорят и пишут (см. напр. ж. Аграрный эксперт №4, 2009 г., стр. 42 – 44), отмечая не только высокие пищевые достоинства, но и уникальные лечебные свойства. Тем не менее, в состав МПР они до сих пор не вошли. А ведь их широкое использование, наряду со множеством других источников пищи, содержащих физиологически активные вещества, могло бы решить проблему не только продовольствия, но и оздоровления людей. На базе этих источников можно было бы создать систему функционального питания (см. ж. Питание и общество № 12, 2009 г. стр.28 – 29), трансформируя МПР в МПОР – Мировой Пищевой и Оздоровительный Ресурс. Однако, человечество позволяет себе пренебрежительно относиться к возможностям, которые ему предоставляет родная планета, как будто нет у него голодающих, диабетиков, сердечников.

         Резюмируя размышления о возможностях по энергетическому и пищевому ресурсам можно констатировать, что комплекс мер связанных с использованием культур второго рода потенциально позволяет  изменить энергетическую, экологическую и продовольственную ситуацию в мире. Но и это ещё не всё. Использование ресурсов второго рода позволит выиграть время до того момента. когда можно будет полномасштабно использовать биоресурсы третьего рода – микроорганизмы. Основные надежды здесь связаны с микроводорослями, которые могут стать практически неисчерпаемым, возобновляемым источником получения биоэтанола, биодизеля и биоводорода. Правда, для того чтобы этот ресурс освоить недостаточно только успехов биотехнологии. Необходимо создать в мировом масштабе новую системную отрасль народного хозяйства – биоэкономику (www.sciTecLibrary.ru/rus/catalog/...p413.html).

Тем не менее, возникает следующий лимитирующий фактор - трудовой ресурс: кто будет всем этим заниматься – выращивать мискантус, топинамбур, ятрофу, делать из них биотопливо, осваивать новые продовольственные культуры? Как это не парадоксально, в мире, где только и говорят о безработице, не хватает трудовых ресурсов для освоения новых земель.

По данным ООН только в развивающихся странах за чертой бедности живут 1,2 млрд. человек. причём самый бедный континент – Африка является самым богатым по трудовым ресурсам. В некоторых странах Африки уровень безработицы достигает 80 – 85%. Этот же континент, кстати, обладает самым крупным земельным резервом.

В чём же тогда лимитирующий фактор?

Приходится признать, что лимитирующим фактором является отсутствие достаточно убедительной мотивации для людей, которые могли бы обеспечить себе, своим семьям достойную жизнь, занявшись освоением биоресурсов.

         Как такую мотивацию обеспечить? Один из вариантов решения - создание системы жизнеустройства, в которой производственная деятельность и социальная инфраструктура представляют собой единое целое. Такая система может быть реализована в форме корпоративной общины нового типа - структуры, обеспечивающей развитие производства, комплекс социально-экономических условий для нормальной жизни людей и эффективное местное самоуправление. (Интернет-журнал Проблемы МСУ №40, 2010 г. адрес статьи http://samoupravlenie.ru/40-08.php)

         По сути, предлагаемая система жизнеустройства призвана реализовать идею социально мотивированного защищённого малого бизнеса. Именно такой малый бизнес, защищённый от чиновничьего, банковского и бандитского рэкета, мотивированный реальной возможностью владения средствами производства, жильём, социальной инфраструктурой, создания для себя, своей семьи достойного уровня жизни – именно такой малый бизнес способен решить проблему трудового ресурса.

(интернет-газета «Единый мир»

http://kabmir.com/mirovoj_krizis/resursy_planety_neischerpaemy.html )

         Так с точки зрения системного подхода мне представляются потенциальные возможности решения проблемы ресурсов.

А имеются ли пути реализации этих возможностей?

 

Я попытался ответить на этот вопрос, основываясь на принципах оптиматики.

 

Биоэкономика и триада мировых ресурсов

Триада мировых ресурсов: энергия, продукты питания и труд определяет социально-экономическую ситуацию современного общества. Ситуация эта складывается катастрофично: большая часть энергии добывается варварским способом, отравляющим атмосферу, миллиард (!) людей на планете голодает, а безработица среди трудоспособного населения в некоторых странах превышает 80%. Это результат бессистемного хаотичного развития цивилизации, базирующегося на приоритете безгранично растущих неразумных потребностей.

         Рассчитывать на то, что развращённое человечество способно к самоограничению, переходу к приоритету разумных потребностей утопично (по крайней мере, в обозримом будущем). Поэтому необходимо находить возможности оперативного решения самых острых проблем с помощью системных проектов, которые могут быть реализованы в данных условиях.

         По моему мнению, одним из таких проектов может быть создание и приоритетное развитие биоэкономики как системной отрасли мирового хозяйства.

         Несмотря на то, что биоэкономика модное слово, представление о ней в обществе довольно расплывчато и неоднозначно. С одной стороны, присутствует явная недооценка её роли и возможностей. Характерен пример России: не случайно биоэкономика не попала в состав приоритетных векторов модернизации страны. Это как раз и есть результат непонимания чиновниками, консультантами и некоторыми учёными сути биоэкономики, её потенциала и роли особенно для такой страны как Россия.

С другой стороны, в мире растёт интерес к проблемам и возможностям биоэкономики. Это связано с возрастанием потребности повышения качества жизни с приоритетом здоровья и условий окружающей среды.

         Биоэкономика действительно может удовлетворить эти потребности, причём не только непрерывно возрастающие потребности людей, живущих в благополучных странах. Гораздо важнее развитие биоэкономики в странах бедных и развивающихся. Эта система народного хозяйства способна решить целый ряд проблем современного человеческого общества и, прежде всего, покончить с самой острой и позорной для нашей цивилизации бедой – голодом. Когда каждый шестой человек в мире голодает – это катастрофа и преодолеть её можно только путём развития биоэкономики. Однако, чтобы в полной мере реализовать возможности биоэкономики необходим системный подход к её развитию.

Одна из проблем заключается в том, что биоэкономику, как правило, отождествляют с биотехнологией, которая на самом деле является только инновационной составляющей биоэкономики. Такие представления препятствуют системному подходу к развитию биоэкономики как совокупности общественных отношений в сфере производства, обмена и распределения продукции. Развитие этой отрасли народного хозяйства связано не только и не столько с успехами биотехнологии, сколько с решением целого ряда проблем, таких как оптимизация отношений между социальными группами и внутри них, включая рыночные отношения, создание убедительной мотивации для участников и системы их всесторонней защиты (прежде всего, социальной), формирование эффективной организационной структуры и системы координации во всех звеньях и т.д.

Эти проблемы являются лимитирующими факторами развития биоэкономики и только их преодоление может вывести её на путь системного развития.

При системном развитии биоэкономика может взять на себя решение важнейших проблем современного общества:

- в производственной сфере - производство продовольствия и функциональной пищи (ж. Питание и общество №12, 2009, стр.28-29), производство медицинских биопрепаратов, энергоносителей из возобновляемого сырья и отходов, производство природных материалов и биополимеров;

         - в социальной сфере - ликвидация голода, повышение качества жизни, оздоровление населения, повышение уровня занятости;

         в области демографии – укрепление семьи , мотивация создания «родовых гнёзд», решение проблемы мигрантов;

         в области защиты окружающей среды - сокращение вредных выбросов и загрязнённых стоков, переработка и утилизация отходов, реабилитация территорий, снижение уровня СО2 в атмосфере (для примера: реализация только одного проекта на десятой доле пашни Украины позволит поглощать из атмосферы 30 млн. тонн СО2 в год (ж. «Аграрный эксперт» № 4, 2009, стр. 42-43).

В экологическом аспекте биоэкономика может и должна рассматриваться как средство гармонизации отношений между природой и обществом.

         Развитие биоэкономики как мировой отрасли позволит реализовать её возможности в решении проблем мировых ресурсов. (см. рис.). 

ресурсы

В создании мирового пищевого ресурса (МПР) участвуют все основные отрасли биоэкономики, но, очевидно, что потенциальные возможности производства пищи значительно превышают современный уровень. Основные резервы расширения МПР, которые могут быть реализованы биоэкономикой – это повышение эффективности использования земельного ресурса и освоение огромного природного резерва.

Сейчас МПР представлен весьма ограниченным набором культур растений и других организмов, производимых или добываемых в крупнотоннажном масштабе. Большое количество очень ценных источников пищи используется в ограниченных местных масштабах и огромная часть биопотенциала планеты (особенно океана) практически не используется человеком. В качестве примера можно привести две уникальные по своей эффективности культуры растений известные человеку с древних времён: топинамбур и амарант. О них много говорят и пишут, отмечая не только высокие пищевые достоинства, но и уникальные лечебные свойства. Тем не менее, в состав МПР они до сих пор не вошли.

         Значительно расширить МПР могут новые технологии (ж. «Пищевая промышленность» № 9 2009 г. стр.22 - 23) за счёт вовлечения в него таких источников, которые не входят в состав пищевого ресурса. Среди них: разные травы, водоросли, микроводоросли, морские организмы, а также отдельные биосубстанции растительного, животного или микробного происхождения.

         Широкое использование источников пищи, содержащих физиологически активные вещества, могло бы решить проблему не только продовольствия, но и оздоровления людей. На базе этих источников можно было бы создать систему функционального питания, трансформируя МПР в МПОР – Мировой Пищевой и Оздоровительный Ресурс (интернет-портал «Человек и природа» www.vixri.ru/d/Shkopvmedicinupotrebnostej. .pdf).

Реализация оздоровительной функции – сверхзадача, которую может и должна решать биоэкономика. Тем более, что помимо функциональной пищи биоэкономика предлагает такой мощный фактор как медицинские биопрепараты.

Однако, человечество позволяет себе пренебрежительно относиться к возможностям, которые ему предоставляет родная планета, как будто нет у него голодающих, диабетиков, сердечников.

Возможный вклад биоэкономики в формирование мирового энергетического ресурса (МЭР) трудно переоценить Не буду повторяться, об этом сказано в предыдущем материале. Важно, что потенциал биоэнергоресурсов второго рода, наряду с решением важнейшей экологической проблемы, позволяет вернуться к производству продовольствия из кукурузы, пшеницы, сахарного тростника, сои, рапса и пр., восполнив потери МПР. (подробнее см. интернет-газета «Единый мир»

http://kabmir.com/mirovoj_krizis/resursy_planety_neischerpaemy.html)

         Одна из особенностей биоэкономики состоит в том, что она с успехом может быть реализована в масштабах малого и среднего бизнеса. Это не означает отрицания права на существование крупных предприятий, например, огромных мясо-молкомбинатов или гигантских зерновых хозяйств. Это означает, что система малых и средних предприятий биоэкономического профиля может успешно конкурировать с крупным бизнесом, не уступая ему в экономической эффективности и, даже, превосходя его по скорости оборачиваемости оборотных средств и экономии капвложений. Это означает, также, и то, что биоэкономика, больше чем любой другой вид экономики подходит для реализации идеи социально ориентированной экономики.

Биоэкономика характеризуется большим удельным весом низко квалифицированного труда, именно потому, что сложнейшие биохимические процессы, лежащие в основе биопроизводств, берет на себя природа. На долю людей остаётся только поддержание оптимальных условий работы «биологических машин». Благодаря этому создаётся возможность расширения занятости населения за счёт неквалифицированного труда, что, в свою очередь, позволяет ускорить период адаптации перемещенных лиц, мигрантов, безработных и других категорий населения на биоэкономических производствах.

Особенности биоэкономики как отрасли народного хозяйства в максимальной степени соответствуют условиям создания и развития корпоративно-общинного жизнеустройства (ж. «Человек и труд», №2, 2012 г., стр.39 – 41).

С учётом указанных выше лимитирующих факторов, специфики биоэкономики и ряда граничных условий, среди которых важнейшим являются минимизация капвложений и эффективность использования финансовых средств, предлагается концепция развития биоэкономики

(см. www.sciTecLibrary.ru/rus/catalog/...p413.html).

         В соответствии с предлагаемой концепцией, биоэкономика должна развиваться как единый комплекс производства и социальной инфраструктуры. Это необходимое условие потому, что все возможности биоэкономики, связанные с формированием пищевого и энергетического ресурсов, могут быть реализованы только при правильном системном формировании третьего ресурса – труда.

         Реализация предлагаемой концепция развития биоэкономики позволит создать единую систему формирования триады мировых ресурсов способную улучшить социально-экономическую и экологическую ситуацию на планете.

 

(Сокращено. Полностью статья опубликована в журнале «Общество и экономика», № 3-4, 2012 г., стр. 174 – 179)